О разнице менталитетов

О разнице менталитетов |

Для современного мира не существует проблемы расстояний, и эмигранты, экспаты, космополиты, путешественники и просто блуждающие давно уже стали его постоянными обитателями. Кому, как не им, знать о другом железобетонном барьере, стоящем между людьми разных национальностей — о пресловутой разнице менталитетов. Есть ли способы ее преодолеть и нужно ли это делать?

Мне всегда забавно слышать один и тот же вопрос от своих друзей, ставших свидетелями моих международных телефонных переговоров с родственниками — «Вы поссорились, да?» Почему-то те интонации и мимика, с которыми многие русские обычно общаются по телефону, у типичного жителя Голландии ассоциируются с ситуацией конфликта. Проведя детство и юность в России, я уже более 25 лет живу за пределами своей родной страны — по большей части в Амстердаме и Барселоне. Стал ли я правильным, бережливым голландцем, для которого умеренность и добротность едва ли не мерило всех вещей? Боюсь, что нет. Похож ли я на эмоционального испанца, умеющего наслаждаться жизнью и никуда не спешить? Сомневаюсь. Избавился ли я от русской небрежности и веры в сверхъестественное, сказочное? Нет, не получилось.

Возмущение, негодование, гнев, отвращение или, наоборот, интерес, влечение, очарование — все это помогает нам осваивать мир

У каждой нации есть свои выдающиеся черты, особенно заметные тем, кто смотрит на них со стороны. Необузданная экспрессивность испанцев, искусственная улыбка и безмерный оптимизм американцев, насупленная озабоченность русских… Вам что ближе? Столкновение чужих и своих устоев, на которых базируются наши «я», обычно происходит даже не на уровне убеждений, а на уровне ощущений. Возмущение, негодование, гнев, отвращение или, наоборот, интерес, влечение, очарование — все это помогает нам осваивать мир. Правда, чаще организм все-таки реагирует на чужеродное тем, что не принимает и отталкивает его. В чем-то это похоже на попытку проглотить что-то, что прежде и съедобным-то не казалось. Вот представьте, жили вы — не тужили, ели каждый день русский борщ или немецкие колбаски, запивая их квасом или пивом, а потом приехали в Бангкок, где идет бойкая торговля обжаренными в масле, хрустящими… кузнечиками и тараканами с указательный палец. Угощайтесь! Я? Нет, спасибо, что-то аппетит пропал.

Именно в зоне ощущений мы понимаем, какие мы разные по темпераменту, как сильно отличаемся в нормах и ценностях, которые носим внутри нашего личного сознания и коллективного бессознательного

Замечено, что особенно наш менталитет проявляется в ситуациях стресса или волнения. Поцелуи испанцев при первом знакомстве могут ошарашить сдержанных британцев, а холодная скованность русских рискует выглядеть невоспитанностью или даже грубостью в глазах улыбающихся во всех зубы американцев. Именно в зоне ощущений мы понимаем, какие мы разные по темпераменту, как сильно отличаемся в нормах и ценностях, которые носим внутри нашего личного сознания и коллективного бессознательного. Они определяют нас и нашу принадлежность к той или иной культуре, формируют отношение к таким понятиям, как дружба, любовь, патриотизм, деньги, личное пространство… И беда не в том, что иногда мы смотрим на все эти вещи по-разному, а в предвзятости, которая за набором стереотипов не дает возможность разглядеть живого, настоящего человека со всеми его достоинствами и недостатками.

Каждый из этих укоренившихся стереотипов указывает на якобы неумение вашей пассии быть порядочными мужчиной или женщиной, верными, честными, достойными людьми

 Наиболее показательный пример — вы влюбились в иноземца или иноземку и хотите построить семью. Прислушавшись к мнению друзей, а то и тихому шепоту, идущему из глубин собственного подсознания, рискуете услышать нечто подобное: «Опомнись! Ты же знаешь, какие они все гуляки / скряги / транжиры / обманщицы / ревнивцы». Каждый из этих укоренившихся стереотипов указывает на якобы неумение вашей пассии быть порядочными мужчиной или женщиной, верными, честными, достойными людьми. Словом, неумение жить и вести себя как надо. А как, простите, надо?

Ну чем, скажем, «mañana», это беззаботное испанское «завтра», лучше или хуже, чем русские «авось» или трагизм в стиле Анны Карениной?

Тут возможны две крайности. Первая — перевоспитать «чужого», стереть неудобную разницу с лица земли. Вторая — самому перенять новые черты, подстроиться и отказаться от собственного «я». Результата можно добиться в обоих случаях, но нет никаких гарантий, что вам тут же не откроется другая истина — жить со своим образом и подобием скучно. Тем более, кто сказал, что лично вы без «греха»? Ну чем, скажем, «mañana», это беззаботное испанское «завтра» (зачастую означающее «никогда»), лучше или хуже, чем русские «авось» или трагизм в стиле Анны Карениной? Не чувствовать себя самим собой или потерять человека, ухватившись за пресловутую разницу в менталитете, — это гораздо печальнее, чем сталкиваться в различиях, которые делают нас интересными друг другу, а следовательно, дают все шансы на то, чтобы прийти к сотрудничеству и настоящей близости.