В поисках понимания

О том, как важно иногда возвращаться в прошлое

В поисках понимания | Иллюстрация: Джек Виттриано
Иллюстрация: Джек Виттриано

Свое сокровенное мы привыкли скрывать от посторонних глаз. Запирая его в темноте, мы вслепую ищем выход, наталкиваясь на непонимание даже с самыми близкими людьми. Как же научиться находить общий язык и точки взаимодействия?

В кабинет входит семейная пара. Оба источают уверенность, успех и красоту, напоминая моделей из журнала. Она сразу же устремляется ко мне, пытаясь сходу произвести впечатление и растворить в свой женственности. Он, наоборот, вжимается в диван и, как опытный разведчик, осматривает позиции, вымеряет стратегию. Оба задумываются о разводе. Первой начинает рассказывать она, жалуется на мужа. Мол, сделайте с ним что-нибудь, он — агрессор, невозможно замечание сделать, все выливается в ссору. Она не подозревает, что ее попытки воспитывать мужа вызывают в нем протесты, как у подростка, он сопротивляется.

Советы и опека жены, особенно в мелочах, воспринимаются им как покушение на личную свободу. В итоге, летят тарелки, в мебели художественным тиснением застывают отпечатки его сильного кулака. Он, сам испуганный своей агрессией, всегда останавливается, замахнувшись на нее, хлопает дверью, спускается быстро по лестнице. Она каждый раз бежит за ним, но не догоняет. Еще три дня звонит по друзьям, пьет успокоительное. И когда он возвращается, принимается опять обвинять его в своих издерганных нервах и невыносимом существовании.

Видно, как она надеется, что я начну жалеть ее и говорить, как же трудно было жить все эти годы с человеком, который сначала отдавал себя всего бизнесу, а потом, морально истощившись, слег, разорился, запил, и какая она молодец, что не оставила его в тот период и продолжала заботиться, хотя он этого так и не оценил. Он собирается обороняться, его грудь выпячивается, мышцы затвердевают. Он оценивает: против двоих ему придется сейчас сражаться или по-прежнему только против жены. Он надеется на мужскую солидарность, что я скажу — нельзя, милочка, так изводить мужа истериками, он же прекрасный мужчина и поддержать может, и денег в семью принести. Они оба не спускают с меня глаз, но ни разу не взглянули друг на друга.

Я чувствую кожей накал, пытаюсь проникнуться их совместным отчаянием и борьбой за любовь и перебиваю ее на очередной жалобе. «Как часто нам кажется, что нашего партнера подменили. Как сильно мы можем любить и так же быстро терять друг друга?..». Оба немного расслабляются, понимая, что я не собираюсь их критиковать. Я не преувеличиваю, это очевидно и осязаемо, как они любят друг друга. Когда я работаю с парами, невольно ощущаю себя ребенком и признаюсь им в этом. Они, конечно же, удивляются. На самом деле, это одно из состояний, которое позволяет мне быть честным с ними. Только так можно пригласить их в эту хрупкую конструкцию ощущений, где на первый план выходят настоящие чувства, а не суждения, оценки и обвинения. Если бы я взял на себя роль судьи и встал на чью-нибудь сторону, то они бы так и оставались в своих ролях.

Теперь они надеются, что я помогу им проанализировать их проблемы. Я же приглашаю их в ландшафт скрытых переживаний, волнений и желаний, их неосознанного и подсознательного. Мы работаем с движениями, телом и энергетикой. Это ее жизненный напор, самоотверженная опека, стремление удержать и его попытки сохранить свое мужское пространство, его уход в себя, оцепенение и внутреннее негодование. Защитные реакции обоих в действии. Она напрягается на мгновение и снова устремляется к нему. Он признается, что это ощущение ему очень знакомо. Он объясняет, что вначале уходит в себя на какое-то время, но когда на него продолжают давить, он взрывается. На самом деле зачастую неважно, какой это напор — заботы или обвинений. Это энергетический поток, направленный на партнера. Наши защитные реакции, которые берут над нами верх, уходят своими корнями глубоко в детство. Они были способом выживания в семье, где мы вели себя в соответствии с заданными взрослыми правилами, и ответом на судьбоносные события в дальнейшей жизни. Ведь когда встречаются два человека в любви — встречаются два мироощущения, два родовых устоя, две судьбы. По тому, как муж реагирует на«воспитательные процессы» своей жены, я понимаю, что он воспитывался в большей степени женщинами. Недостаток мужской заботы всегда сильно сказывается на мальчиках. Сложная судьба отца, который был эмоционально отчужден, пил и, заболев, рано умер, привела к тому, что мальчишка научился быть опорой женщинам и посвятил себя и свою мужскую суть их счастью. Она же из-под пелены слез рассказывает, что из-за болезни матери еще в детстве ей пришлось научиться заботиться обо всех в семье. Стойко и напористо, так, чтобы не потерять контроль над ситуацией. Ни она сама, ни ее супруг не осознавали, как сложно им обоим попросить поддержки друг у друга. Шаблоны выживания часто берут вверх над нами. Так мы теряем связь и тягу друг к другу. Воссоединиться вновь можно, но для этого нам снова необходимо почувствовать свою боль, которая спряталась еще в раннем детстве.

Возвращаясь в прошлое, мои герои стали возвращаться к себе и смогли заново увидеть и почувствовать друг друга. С первой сессии они ушли, взявшись за руки, впервые за долгое время. У них появилась возможность дать любви выйти на новую ступень. Но это еще не конец истории — для настоящего принятия себя, а затем и друг друга, нам всем предстоит еще поработать.

русский психолог в Барселоне