«Барселона — уникальная страна»

интервью со Славой Полуниным

«Барселона — уникальная страна» | фото: Владимир Мишуков, архив артиста
фото: Владимир Мишуков, архив артиста

Благодаря непреходящей славе своего «Снежного шоу» наш герой успел объехать весь мир. И не один раз. Уже даже кажется, что, пусти его на другие планеты, он и там найдет благодарного зрителя. Встретившись со Славой Полуниным в Барселоне, мы решили узнать, какое место в его вселенной занимает этот город

— Слава, у вас все творчество так или иначе связано с темой счастья. Какие вещи заставляют вас испытать это чувство здесь, в Барселоне?

Даже самые простые вещи. Барселона, конечно, уникальная… страна. Здесь, например, все площади без углов. Кто же это додумался обрезать все углы на площадях?! Или Гауди, который для меня просто взрыв Вселенной. Он совершенно по-новому увидел мир, запутал нас в этих квадратах и вывел на свободу архитектурную. Также всеобщий любимец Дали. Он самый фантастический дурак на свете, изжил каждый шаг свой. Я считаю его одним из самых великих творцов жизни, не искусства. Он в искусстве больше сочинял. Вообще, все испанцы — клоуны. Они страстные, у них нет границ, поэтому Испания притягивает великих клоунов. Тут и Джанго Эдвардс поселился на долгие годы, и Лео Басси. Хотя лично моя история больше связана с маленькими селами в горах и с Жироной. Я очень люблю этот уголок с его фантастической атмосферой.

— А вы встречаетесь здесь с коллегами?

Однажды, когда я был в Каталонии на гастролях, телевидение английское предложило мне продолжить серию «Мистера Бина». Договорились о встрече. И вот приезжает несколько человек из «Монти Пайтон», а с ними Лео Басси, который случайно шел по улице и увидел нас через окно. Он заходит выпить чашку кофе и видит чек на подносе. Что он сделал? Схватил его и съел. Люди из «Монти Пайтон» не знали, как среагировать на эту ситуацию. Ну это ладно… Дальше мы выходим на улицу, и они вдруг ложатся на асфальт. Так мы с ними и вели переговоры — они лежа, а мы стоя. Это вот типичная Барселона. Она бесконечная, бесшабашная, необыкновенная и людей собирает таких же.

— То есть темперамент испанцев в целом совпадает с вашим?

Не совсем. Их страстность, энергетика ближе к Лео Басси, а я люблю минимализм, погружение, но со зрителем мне здесь все равно очень приятно встречаться. — Вы в окрестностях Каталонии примерно раз в год бываете замечены, верно? Стараюсь, потому что не успеваю доехать на дальние острова. Я сельский житель, не люблю в городах быть постоянно. Поэтому живу в районе Жироны, в горах, куда никто не заезжает, где куча маленьких деревень и много природы. Города мне кажутся ошибкой человечества, потому что оно не придумало другого способа дать людям больше возможностей, только я как-то ухитрился. Нужно жить на природе, а городом пользоваться постольку-поскольку. Ну и потом Каталония — это самое близкое любимое место от Франции, где я сейчас живу. Там у меня проект «Желтая мельница» — такой центр поиска другой жизни.

— А расскажите, пожалуйста, больше про «Мельницу». Как так получилось, что ее крылья закрутились именно во Франции?

Это мое творческое пространство, где я думаю, как мне жить дальше, и как людям жить дальше. Когда-то я наткнулся на Николая Евреинова, философа и театрального деятеля — прочитал про то, как сделать жизнь произведением искусства, и подумал, что это замечательная идея, которую стоит попробовать в реальности. Мы, актеры, знаем, что нужно сделать, чтобы возникло чудо на сцене. А что нужно сделать, чтобы возникло чудо в жизни? У меня было расписано 120 пунктов, которые нужно выполнить, чтобы все было идеально. Первый пункт — найти место. На это я потратил лет десять.

- Почему же так много?

Я сделал список из 12 городов, где видел шанс найти гармонию: Барселона, Амстердам, Москва, Нью-Йорк, Лондон, Париж и так далее… В каждом из них я прожил по полгода, точнее, в их пригородах, и понял, что у всякого возраста есть своя гармония. Может быть, в 20 лет надо жить в Нью-Йорке, в 30 - где-то еще, но в мои 60 лучше выбрать Францию, так как там лучшая в мире культурная политика. В общем, в 2001 году я нашел место, где я должен быть. 30 минут до центра Парижа, 30 минут до скоростного поезда, 30 минут до аэропорта, река, гора, дерево и 200 мельниц. Одна из этих мельниц была без крыши, без воды и никому не нужна. Так и возникла моя «Желтая мельница».

- «Желтая мельница» - мультикультурный проект по своей сути. «Снежное шоу» тоже знают и любят во всем мире. Как объяснить универсальность ваших идей?

Еще в советское время я подумал, что хочу заниматься искусством, которое не имеет границ. Искусством свободным и доступным всем - от ребенка до бабушки, от севера до юга. Тогда же я завел правило, которое у меня называется «Ноги в воду». Каждые два-три года я закрываю свою деятельность, опускаю ноги в воду и думаю, туда ли я шел, нужно ли мне это. То есть ты просто летаешь в облаках и цепляешься за новые интересы и лучше понимаешь старые. Таким образом я осознал, что нужно найти безъязыковую форму, которая всем понятна, и начал искать места, где есть люди любого возраста, любой национальности. Я выступал в яслях, в тюрьмах, в психиатрических больницах, даже в роддоме. Друг, главврач, звонит мне как-то и говорит: «У меня собралась целая куча дам, которые почему-то не могут родить. Приходи ко мне, помоги». 

- Вы из Японии недавно вернулись. Как вас приняли там?

Это совершенно другая культура, другие понятия. В Японии все клоуны мира провалились, но нас они зовут постоянно, потому что хотят научиться смеяться. Они чувствуют, что такая способность в них есть, просто не развита. Когда я делал «Снежное шоу», я сделал его на 10 уровнях, и теперь оно разными сторонами поворачивается к зрителю. То есть, если я вдруг перед кем-то промахнусь с юмором, то значит, перед ним откроется другая дверка. 

- На ваших шоу всегда много детей. А что вы помните про свое детство?

Думаю, что тогда я был более продуктивен, чем сейчас. Например, у меня дома были десятки игр, сделанных моими руками. Я все время экспериментировал, в лесу знал каждую тропинку, все норки, где лиса живет. Кошке моей не повезло, она со мной участвовала во всем.  

- То есть, вы рядом с лесом жили?

Ну как... 1 километр. Там все рядом – и лес, и речка. У нас снег до пяти метров зимой выпадал, и я все что-то мастерил из него, тоннели копал. «Снежное шоу» поэтому и появилось, что снег был одной из главных игрушек моего детства.

 - Перенесемся напоследок обратно в Испанию. Чем она вам особенно симпатична?

Я всегда слежу за ее карнавалами и праздниками, вот сейчас собираюсь на фестиваль Лас Фальяс в Валенсии. Для меня и моих артистов Испания не место туризма, а место нашей жизни. Мы ее кусаем, гладим, обнимаем.

Слава Полунин

Справка

Слава Полунин – клоун, известный на весь мир. Но еще больше ему нравится называть себя представителем Посольства дельфинов, президентом Академии Дураков и Королем Санкт-Петербургского карнавала. Родился в 1950 году в маленьком городе Новосиль, среди лесов и степей европейской части России. Учился в Ленинграде. Мог стать экономистом или инженером, но решил уйти в искусство. Искусство от этого выиграло невероятно – тут можно долго перечислять названия его самых громких проектов и престижных театральных премий, но лучше просто вспомнить имя Асисяй. Трогательный рыжий клоун в огромных тапках прославил Полунина на весь Советский Союз в 80-х, а в 90-х любимец публики покидает родину и начинает работать с канадским цирком «Дю солей». Потом он переберется в Англию, будет часто замечен в Ливерпуле, Дублине, Барселоне и других городах Европы. Сейчас место его постоянной резиденции - Франция. Мировому зрителю этот добрый, похожий на Деда Мороза человек известен по «Снежному шоу» – уже более 20 лет спектакль с неизменными аншлагами проходит в разных уголках планеты.