Творческие люди

Интервью с русскоязычными артистами из Барселоны

Творческие люди |

За Барселоной давно закрепилась слава богемного, мультикультурного города, особенно гостеприимного к людям творческих профессий. Русскоязычные актер, музыкант и художник рассказали нам, как зарабатывать искусством в чужой стране, развиваться профессионально и найти свою публику 


Арсений КовальскийАКТЕР АРСЕНИЙ КОВАЛЬСКИЙ

«Я могу писать на визитках все, что угодно, но все-таки я актер», - признается Арсений Ковальский. Он переехал в Барселону четыре года назад из Москвы, где окончил сразу два университета – Педагогический и ГИТИС, работал в студии «Пять вечеров», театрах «Модернъ» и «Эрмитаж». Решение о смене места жительства принял в 42 года. «Моя мама живет уже более 20 лет в Израиле, и она все время призывала меня уехать из России, но я даже представить себе не мог, что это когда-нибудь случится, так как моя работа связана со словом, с русским языком. Но в определенном возрасте многие мужчины чувствуют, что нужно что-то поменять в жизни. Со мной это тоже произошло. Конечно, я понимал, что Москва – это центр театрального мира. И покинуть ее – это в каком-то смысле совершить творческое самоубийство. Но, видимо, я отчаянный человек, и мне время от времени нужно совершать подвиги. Уехать, бросить все – это, конечно, некий подвиг. Для самого себя, прежде всего». За два года до переезда в Испанию Ковальский вместе с режиссером Кареном Нерсисяном выпустили спектакль с куклами «Табу, актер!» - историю старого Буратино, который пытается повторить чудо, произошедшее когда-то с ним самим. С этой постановкой Арсений дебютировал в Барселоне. «Я привез сюда кукол, которые сам сделал для спектакля, мы построили декорации, перевели пьесу. А надо понимать, что это полтора часа монолога. Испанский я тогда знал плохо, мне буквально пришлось зазубривать текст. В итоге, на первом представлении зрители даже не поняли, на каком языке я говорю. Я показал спектакль всего пару раз. А первой моей официальной работой в Барселоне стал дубляж – я озвучил русского доктора Павлова в третьем Бэтмене».

Испанский я тогда знал плохо, мне буквально пришлось зазубривать текст. В итоге, на первом представлении зрители даже не поняли, на каком языке я говорю"

За четыре года в Испании Ковальский выпустил несколько постановок, выступив в роли и режиссера и исполнителя. «Поняв, что «Табу, актер» - достаточно сложный материал для местной публики, я сделал спектакль c теми же куклами Instantes de madera, то есть «Деревянные мгновения». И вместе с актером Гариком Вискиным мы сочинили спектакль без слов Soñeneros - историю морячков, которые ищут выход из корабельной рутины. По сути, это клоунада, которую здесь любят и понимают, и та область, где можно что-то делать в моем положении с не очень хорошим испанским. История же с репертуарным театром для меня закончилась еще в Москве, поэтому я не вижу смысла искать то же самое в Барселоне. Кроме того, с понятием «профессионализм» здесь сложно. Для многих людей делать театр означает биться головой о стенку, «вытаскивать кишки». Большинство считает себя актерами, потому что они закончили двухнедельные курсы. Но такое положение вещей нужно воспринимать как некий этап развития, «театральное детство». Публика в Испании проще, чем в России. Для них театр – это факультативная вещь. Для русского же зрителя – экзистенциальная. Наша публика считает, что театр может сделать всех лучше и надолго»

"Я иногда чувствую себя чужим здесь, но с другой стороны, такое же ощущение было у меня и в Москве, когда я приезжал туда в последний раз"

В начале лета Ковальский вместе с друзьями – галеристом и шеф-поваром - открыли в Эшампле место под названием Peix-up. «Это и кафе, и арт-пространство, где можно делать что угодно, начиная от актерских курсов, заканчивая какими-то кулинарными ивентами. Peix переводится с каталонского как «рыба», то есть фактически это Fish up, что означает «выуживание идей». Наконец-то у меня появилось свое место реализации, такое арт-гнездо, о котором я давно мечтал». Несмотря на занятость, Арсений признается, что скучает по каждодневному выходу на сцену. Но в то же время не планирует возвращаться в Россию. «Я иногда чувствую себя чужим здесь, но с другой стороны, такое же ощущение было у меня и в Москве, когда я приезжал туда в последний раз и был на каких-то театральных сборищах. Так что это чувство не имеет отношения ни к языку, ни к стране. В принципе, Барселона добра со мной, но здесь, конечно, нужно больше сил прилагать, чтобы происходило какое-то движение».

ХУДОЖНИК ТАМАРА ЗАЙЦЕВА
Тамара Зайцева
«Я думаю, что перемены всегда стимулируют творчество. Они необходимы. Поэтому иногда нужно менять что-то самому, чтобы за тебя не поменяла жизнь», - уверена художник Тамара Зайцева. Она родилась в Ялте. Живописью увлеклась еще в детстве. «Сколько себя помню, рисовать мне нравилось всегда. Еще ребенком я собирала репродукции из журнала «Огонек» и развешивала их в своей комнате. Особенно любила Рубенса и русский авангард. Мне нравилось ходить в Ливадийский и Воронцовский дворцы, красота там была явная, а вот то, что демонстрировалось в выставочных залах Ялты меня совершенно не интересовало». Однако, по словам Тамары, она никогда не думала, что это хобби в дальнейшем станет ее профессией. «Я мечтала быть ветеринаром или космонавтом, а в итоге закончила медицинское училище по наставлению мамы. Правда, впоследствии этот опыт оказал воздействие на мой творческий стиль. Мне всегда нравилось наблюдать за микроэлементами, как одна материя переходит в другую. Я смотрела на микробиологию, химию всегда с точки зрения творчества и философии». Тамара признается, что еще со школьной скамьи хотела уехать из родного города. Возможность реализовать мечту представилась ей в 25 лет. «В Ялте был очень узкий круг общения, и в какой-то момент мне стало там тесно. После окончания училища я познакомилась с прекрасным человеком, который помог мне открыть себя и уехать в Италию. Переезд дался непросто, хотя я и хотела этого, но было страшно. Мама плакала, она знала, что я не вернусь. Помню, что, когда самолет приземлился и я вышла из него, первое, что я сделала – потрогала руками землю Италии». В город Брешиа Тамара приехала по туристической визе, не зная языка. «Первое время за границей я только и делала, что рисовала, так как не могла ни с кем нормально общаться. Мой друг меня поддерживал, покупал материалы, но мое творчество не приносило никакого дохода. Когда я уже подучила язык, то начала заниматься переводами, потом работала на телевидении». Художественного образования Тамара так и не получила: «Учиться искусству уже не имело смысла, просто нужно было видеть. Италия неповторима. Она полна искусством, достаточно выйти на улицу».

"У меня куча долгов, однажды даже пришлось поменять картину на зуб, потому что не было денег на его лечение"

После пяти лет жизни в Брешиа Тамара переехала в Барселону по личным причинам. Здесь она открыла свою первую мастерскую и начала продавать картины. «Я работаю с большими форматами, жидкой краской, и мне нужно было большое пространство, так как я уже не могла рисовать дома. Климат тут замечательный, хороший свет, море дает энергию. Правда в последнее время стало сложно с продажей. До кризиса я достаточно успешно жила здесь, но потом кто-то из моих покупателей разорился, у кого-то было уже пять моих картин и мне было неудобно предлагать шестую. В городе стало меньше галерей, потому что ничего не продается». Несмотря на сложную финансовую ситуацию, Тамара не хочет заниматься ничем иным, кроме живописи. «У меня куча долгов, однажды даже пришлось поменять картину на зуб, потому что не было денег на его лечение. Но я уверена, что любой человек имеет право жить тем, что ему нравится. Нужно просто, чтобы вокруг были чувствительные люди, которые смогут оценить это и помочь в нужный момент. Но, к сожалению, для многих художник – это некое диковинное существо, которое живет и питается светом. Таким людям нужно объяснять, что мы зарабатываем деньги, чтобы работать».

"Барселона дает тебе очень много, а потом оставляет в покое, и ты развиваешься сам по себе"

Главный подарок, который Тамара получила от Барселоны, по ее словам, это свобода выражения и в творческом и в личном смысле. «В Испании я начала заниматься фотографией, делать инсталляции. Барселона дает тебе очень много, а потом оставляет в покое, и ты развиваешься сам по себе. Я думаю, когда я отсюда уеду, что вполне возможно, вернувшись, я смогу почувствовать себя как дома. Хотя в последние годы я поняла, что свой дом я ношу с собой».

Данил СайфулинМУЗЫКАНТ ДАНИЛ САЙФУЛЛИН
Пианист и оперный певец Данил Сайфуллин приехал в Барселону 15 лет назад и стал первым русским студентом, окончившим консерваторию Лисеу. Он родился в Томске, в семье музыкантов, и уверен, что его профессиональная судьба была предопределена уже в детстве. «Мне не было еще и года, когда родители принесли меня в филармонию. И первая ассоциация с музыкой – это звучание органа. Я хотел смеяться от счастья, когда его слышал». В родном городе Данил окончил музыкальную школу по классу фортепьяно, затем училище, параллельно всегда пел. Все детство и юность он проработал в ансамбле старинной музыки, который организовала его мама, музыковед и пианистка Марина Сайфуллина.

«В 17 лет у меня был гастрольный тур по Америке. В Огайо я прошел прослушивание в университете, и меня пригласили учиться. Но я очень прорусский человек, и понял, что жить там мне будет некомфортно. Решил, что поеду в Новосибирск. Но эта идея не понравилась моим родителям, которые тогда же узнали, что в консерватории Барселоны работает великий русский педагог по фортепьяно Станислав Почекин. Они влезли в долги, чтобы собрать мне деньги на первый год жизни за границей. Так и решилась моя судьба. Почти сразу же после переезда в Барселону Данил начал давать частные уроки. «Сарафанное радио работает здесь лучше, чем в России. Мои первые ученики пришли через знакомых, которых я видел буквально один-два раза в жизни. В принципе, преподавать фортепьяно можно как Эллочка-людоедка из «Двенадцати стульев», ограничившись десятью словами. Принцип простой: «Смотри на меня, делай, как я». Обучать вокалу уже сложнее, потому что «инструмент» находится внутри человека, и мы работаем с ощущениями. В России метод преподавания такой: «Не умеешь – научим, не хочешь – заставим». А здесь никто никого не заставляет. Если ты вдруг надавил на ученика, он может к тебе больше не прийти. И в чем принципиальное различие – испанские родители не хотят воспитать гения, им нужно, чтобы их чадо просто хорошо проводило время».

"В России метод преподавания такой: «Не умеешь – научим, не хочешь – заставим». А здесь никто никого не заставляет"

Пятилетнюю программу в Лисеу Данил закончил за три года, затем учился в аспирантуре, параллельно занимался вокалом в Москве, куда летал каждый месяц. «Я сам себе учебу оплачивал, работая в консерватории пианистом, аккомпанируя певцам, виолончелистам, скрипкам и тромбонам. Это была замечательная практика. Работа аккомпаниатором занимала у меня до пяти часов в день, помимо моих обычных занятий на фортепьяно. Так что вся моя жизнь была сплошная музыка. Вообще, хочу отметить, что еще не один музыкант нигде не умер от голода. Просто нужно уметь себя продавать, договариваться, искать работу».  Через семь лет после переезда в Испанию Данил получил первый официальный контракт как пианист. «Переход со студенческой визы на рабочую был настолько сложен, что я хотел вернуться в Россию. Три раза был ответ «нет», на пустом месте. И только я решил все бросить, как тут же пришла карточка. Я тогда подумал, ну раз все-таки получил, тогда останусь. Кроме того, в Барселоне у меня родился сын, который сейчас живет со мной». Работу в Испании Сайфуллин совмещал с концертами в России. В 2013 году у него был большой тур с певицей Любовью Казарновской. «Мне в России хорошо платят, потому что там ценят то, чем я занимаюсь. Здесь публика больше аплодирует, несмотря на то, что меньше понимает. Испанцев мало волнует качество исполнения, им куда важнее визуальная сторона, чтобы на сцене были красивые артисты. Я несколько раз был свидетелем, как после неудачного концерта к музыкантам подходили люди со словами, что это было божественно и гениально, хотя на самом деле это было криминально».

"Когда у человека все хорошо в личной жизни, он может жить, где угодно"

Два года назад Данил открыл в Барселоне «Русскую академию музыки». «Я вижу, что моя миссия в этой стране не только заниматься воспитанием сына, но и рассказывать о русской культуре. Мы организуем фестивали, благотворительные концерты. Времени катастрофически не хватает. Если оно появляется, предпочитаю проводить его с семьей – сыном и невестой. Вообще, я понял, что мне не хватало в этой стране… Любви! Когда у человека все хорошо в личной жизни, он может жить, где угодно».