Барселонские архитекторы об окружающем их пространстве

Барселонские архитекторы об окружающем их пространстве | фото: Сергей Миронов
фото: Сергей Миронов

С того момента, как Барселона была объявлена столицей летних Олимпийских игр 1992 года и начала стремительно менять свой облик, прошло почти 30 лет. Насколько удачными оказались архитектурные проекты 80-х? Какие урбанистические тенденции задает город сегодня? Как решает задачи, связанные с экологией, автомобилями и туристами? На эти и другие вопросы нам ответили три успешных молодых архитектора, которые уже успели внести свой вклад в строительство новой Барселоны 

РИКАРД ГАЛЬЯНА НАДАЛЬРИКАРД ГАЛЬЯНА НАДАЛЬ

"Самый большой плюс олимпийской перестройки Барселоны – что и после окончания Олимпиады все новое продолжало использоваться. К примеру, были проложены нижняя и верхняя кольцевые дороги, и теперь мы не представляем, как жили без них. Модернизировали северные районы. Обустроили ту часть, что прилегала к морю - на месте Олимпийской деревни когда-то был ужасный, нищий район. Его полностью снесли, и возвели жилую зону, которая отлично влилась в город.

Что касается более поздних проектов, то тут нельзя не отметить начавшееся лет 15 назад обновление Побленоу. Этот проект известен как 22@: промышленные здания района либо сносили, либо переделывали в офисы. Другая нашумевшая реконструкция получила название «16 дверей». Правительство пыталось соединить город с частью горной гряды Кольсеролла. Устроили конкурс, взялись за дело, но затем все провисло. Впрочем, кое-что хорошее сделать успели: превратили окрестности вокруг Бесос из, простите, помойки в парк с чистой рекой, газонами, куда люди приходят загорать. 

Рикард Гальяна Надаль

Один из авторов башни Джулия и ряда других известных барселонских строений владеет собственной архитектурной студией Ricard Galiana Nadal, которая неоднократно побеждала в национальных и международных конкурсах. Архитектуру понимает как способ улучшения отношений между людьми и окружающей средой

Барселона сейчас – густо населенный город, и осуществлять большие строительные проекты с тем же размахом, с каким это делали в 1992 году или 2004-м, уже невозможно. Банально нет места. За последние 5 лет Испания застраивалась больше, чем Франция и Германия вместе взятые. Теперь все эти пустые многоквартирные дома надо заполнять. Так что сегодня я и мои коллеги работаем по большей части на границах города. В планах у нас – разгрузить зону около Монжуика, ту часть, что ближе к аэропорту. Сделать центр из района Глориес, как хотел когда-то Идельфонс Серда – архитектор, придумавший Эшампле. Уже началась модернизация цыганских районов – Мина, Бон Пастор. На севере, в районе Ноу Баррис вовсю идет реставрация зданий, которые находятся в плачевном состоянии, вносятся урбанистические изменения. В общем, работы много.

Если власти позаботятся о том, чтобы распределить туристов по другим районам, то станет лучше всем

Если говорить об уникальном архитектурном опыте Барселоны, то он среди прочего состоит в том, что такие районы, как Санс, Грасию, Саррью, не стали слишком сильно привязывать к городу. Здесь сделали пешеходные улицы, привели в порядок дома, но они словно остались маленькими деревнями. Сегодня этот опыт перенимают другие города, так же как и идею реставрации и структуризации барселонских рынков. Сант Антони или Санта Катерина – это сложные системы, с парковками, супермаркетами. В них были вложены огромные деньги, но это то, что на самом деле нужно местным жителям.

Ну а главная проблема современной Барселоны, на мой взгляд, это туризм. В городе очень много приезжих, которые сейчас сосредоточены в центре, потому что именно тут расположена большая часть отелей и апартаментов. Если власти позаботятся о том, чтобы распределить туристов по другим районам – построят отели, сделают так, чтобы людям там было чем заняться – то станет лучше всем. В том числе тем, кто живет и работает на окраинах, ведь их магазины, рестораны и прочие заведения только выиграют от притока иностранных гостей".

Кристина СелаКРИСТИНА СЕЛА

"После 92 года Барселона открылась миру, а мир обратил внимание на Барселону. Сейчас город продолжает развиваться, население увеличивается. Приезжает очень много людей – не только туристы, но и те, кто хочет здесь жить и работать. Мне кажется, настало время остановиться и осмотреться. Понять, что у нас за город, как держать под контролем его рост и сделать так, чтобы люди, а не транспорт, диктовали направление его развития. Вот почему, говоря об обитателях Барселоны, я считаю более важным деление их не на приезжих и местных, а на пешеходов и автомобилистов. Сразу угодить и тем, и другим сложно: делаешь лучше первым, становится хуже вторым. Лично я выбираю пешехода, потому что города, где машина важнее человека, получаются неживыми. А я за живой город.

Нам, архитекторам, сейчас нужно не столько строить новое, сколько работать с тем, что уже есть. Поддерживать наследие: не сносить дома, не делать большие улицы, а ремонтировать ветхие помещения изнутри. Сохранение зданий довольно затратная задача, и в этом вопросе нам нужна государственная поддержка, какие-то бонусы от администрации города. И если говорить начистоту, в Барселоне нет своих легких. Есть деревья вдоль улиц, но именно зеленых зон очень мало. Парки очень маленькие, а море в этом контексте только усугубляет проблему: повышенная влажность создает стену, которая задерживает смог. Поэтому и нужна зелень - не только для прогулок, но и для того, чтобы город начал дышать.

Кристина Села

Полученные за студенческой партой знания Кристина Села, выпускница Римского университета Сапиенца и обладательница MBA-диплома по биоклиматической архитектуре, применяет в международном архитектурном бюро Intercon, основные проекты которого сосредоточены в Объединенных Арабских Эмиратах

Барселона сегодня – город, в котором можно провести какое угодно мероприятие, хоть спортивное, хоть музыкальное. Здесь на сегодняшний день не хватает разве что отелей, потому что туристов становится все больше. Лет 15-20 назад основной упор при строительстве делался на бизнес. С наступлением кризиса множество фирм закрылось, остались свободные офисные здания, часть которых превратили в гостиницы. Теперь у города новая политика - отфильтровать гостиничную постройку там, где уже негде строить.

 У Барселоны свой характер, и любое строительство необходимо проводить с уважением. Взять, например, башню Агбар, которая теперь включена в ее профиль наравне с Саградой Фамилией. Да, она вписалась в общую архитектуру, однако много таких зданий возводить нельзя, иначе город окажется в опасности.

"Лично я выбираю пешехода, потому что города, где машина важнее человека, получаются неживыми. А я за живой город"

На что бы я также обратила внимание, так это на старый план Эшампле Идельфонсо Серды. Именно он придумал квадратное транспортное движение, похожее на систему в районе Манхэттена, в Нью-Йорке. В его задумке был еще один большой плюс - внутренние дворы, которые здесь называют «яблоки». В каждом таком «яблоке» должен был быть или парк, или детская площадка. Но, к сожалению, до конца дело доведено не было, и дорогую землю отдали под другие нужды. Лично я была бы счастлива, если бы план архитектора был реализован полностью".

Гильермо ВейскальГильермо Вейскаль

"В Барселоне сейчас происходит то, что происходило не многим ранее в Париже, Лондоне и многих городах мира – создание новых районов-спутников. При этом их стараются привязать к какой-то теме. Например, делают район, посвященный новым технологиям, для того чтобы жители всего города специально приезжали на него посмотреть. Удачные примеры есть. Например, Глориес раньше был не самым безопасным и красивым местом. Но его облагородили: построили башню Агбар, бизнес-центры, разбили парки. Уровень района стал подниматься, и здесь стали появляться люди из других частей Барселоны. А вот Диагональ, Форум и так называемый 22@ оказались, на мой взгляд, чересчур смелыми проектами, которые довольно резко выбиваются из общего стиля.

Вообще, я считаю, что нынешним архитекторам необходимо сделать акцент на урбанистике, а не на архитектуре. Барселона в силу своего характера попросту не успевает за теми изменениями, которые в ней происходят. В данный момент лучше взять паузу и переключиться, например, на обустройство парковых зон или новых районов, хотя и здесь стоит сохранять нужную скорость развития, чтобы не мешать горожанам, привыкшим к определенному темпу жизни.

Не менее осторожными мне и моим коллегам важно быть с городским наследием. Любое вмешательство в архитектуру старинных районов должно соответствовать общему стилю города. Все работы, которые сейчас проводятся в центре Барселоны, очень интересны и сложны, ведь фасады домов трогать нельзя, а обновлять их изнутри необходимо. Это настоящий вызов для архитектора – сделать современную начинку в старинных зданиях.

Раньше можно было делать что хочешь, грубо говоря, как угодно портить здания. Сейчас — нет, но департамент городского наследия должен еще строже относиться к тому, что происходит в центре. Важно следить, чтобы магазины и кафе глобальных сетей располагались на определенном расстоянии друг от друга. Процесс джентрификации в Барселоне происходит не в самом красивом виде: если в других городах обустраивают на новый лад заброшенные фабрики, то у нас часто делают по-другому. Например, выселяют старинный магазин игрушек, а на его месте открывают современный магазин одежды. А ведь архитектурную часть Барселоны составляют именно такие места. Да и барселонцам становится некуда пойти, потому что все вокруг заточено под туристов.

Впрочем, сегодня многие архитекторы согласны, что старину надо сохранять, потому что заново ее не создашь. На мой взгляд, нужно изменить и так называемое «критическое поведение» - прекратить разрушать то, что было построено совсем недавно, в ту же Олимпиаду. К современным постройкам почему-то относятся с меньшим зазором совести. А ведь мы уже проходили это: несколько десятилетий назад были снесены здания в Эшампле, которые тогда показались некрасивыми. Теперь же мы сожалеем, что их потеряли".

Справка: Еще недавно Гильермо Вейскаль был членом команды b720, работавшей бок о бок со звездой британской архитектуры Дэвидом Чипперфилдом. Сегодня он учредитель собственной фирмы Wnestudio, специализирующейся на комплексной реставрации домов в Барселоне. Свою миссию видит в сохранении архитектурного наследия города