Частная жизнь Барселоны

Частная жизнь Барселоны | фото: Архив фотографии Барселоны, Жоан Колом
фото: Архив фотографии Барселоны, Жоан Колом

Города, особенно те, в которых чувствуется душа, часто сравнивают с людьми. В отношении Барселоны, имеющей несомненно женскую сущность, метафора «город-человек» особенно очевидна. А что обычно бывает, когда мы встречаем красивую, умную, успевшую пожить женщину? Из обычного любопытства ли, из ревности или из желания большей близости мы хотим узнать все о скелетах в ее шкафу. «Твой город» раскрывает тайны частной жизни Барселоны, вспоминая некоторые любопытные факты из ее прошлого

Если бы стены могли говорить
Всемирная выставка 1888 года словно разбудила сонную Барселону, влив в нее инвестиции и новых людей. Коммерсанты, богема, рабочие, воры и просто авантюристы, почуявшие своим острым нюхом возможность быстрых и легких денег, ехали сюда, превращая город в один большой муравейник... Предприимчивая французская проститутка мадам Петит, открывшая на улице Арко-дель-Театро собственный бордель, была как раз из таких «понаехавших». А клиентами ее стали в основном местные буржуа. Сделавшие состояние во время Первой мировой войны или на земельных спекуляциях, они очевидно скучали в объятиях суховатых каталонских жен. Маленькая же мадам, собравшая под своим крылом раскованных молодых красавиц со всего мира, помогала им не просто удовлетворить известную потребность. Она делала их - с виду добропорядочных отцов семейств, уважаемых коммерсантов, скучных чиновников — прямыми участниками самых изощренных ритуалов, которые включали в себя собственную денежную систему, листы потаенных желаний, рассчитанные сразу на 6 персон кровати и даже шкафы, полные роскошных нарядов для ролевых игр и оргий.

Коммерсанты, богема, рабочие, воры и просто авантюристы ехали сюда, превращая город в один большой муравейник

Необычная Барселона

О времена, о нравы!
Конец XIX и начало XX века, вообще, были веселым для Барселоны временем. Это тогда совсем юный и мало кому известный художник Пабло Пикассо бегал к проституткам с улицы Авиньо, чуть позже ставших персонажами первой в истории картины в жанре кубизм. Это тогда пыльная Параллель начала превращаться в барселонский Бродвей — с шумными варьете, профурсетками-актрисами, спущенными за одну ночь состояниями и безвозвратно потерянными репутациями. Это тогда местный фотограф Антонио Эспульгас поставил на поток выпуск неприличных открыток, которые из-под полы продавались в книжных магазинах всего мира, а братья Рикардо и Рамон Баньо то ли в Грасии, то ли в Равале открыли Royal Films — первую в Испании киностудию, занимавшуюся производством порнографических фильмов. Слово «Royal», то есть «Королевский», в названии этого предприятия - косвенная отсылка к одному из постоянных клиентов предприимчивых родственников, королю Альфонсу XIII. Говорят, Его Величество, дедушка Хуана Карлоса, любил на досуге посмотреть немое черно-белое кино для взрослых. Киностудию эту разгромили пришедшие к власти франкисты. Дон Фрациско, как известно, провозглашал с трибун консервативные семейные ценности и душил своей железной рукой все, что могло нанести им вред. Но, в отличие от большей части Испании, Барселона не была готова покорно лежать под каудильо — она веселилась, грешила и даже всегда была готова спрятать под своим широким подолом тех, кого власть считала нарушителями закона.

Его Величество, дедушка Хуана Карлоса, любил на досуге посмотреть немое черно-белое кино для взрослых

Необычная Барселона 

Тайны «Белого домика»
«Слышали, «Каситу Бланку» хотят снести?». «Чееерт, куда катится мир?». В феврале 2011 года, когда новость о закрытии самых старых из существующих на тот момент мебелированных комнат Барселоны попала на передовицы местных газет, ее обсуждал весь город. Поводом поставить точку в истории La Casita Blanca стали вовсе не отсутствие клиентов или нерентабельность заведения. На его месте власти решили разбить огороды. Сообщение, распространявшееся по каталонской столице, словно огонь по сухой траве, особенно обожгло стариков, чья молодость пришлась на середину прошлого века. Кто-то из них сам провел ночь-другую между площадью Лессепс и мостом Валькарка. Для других же «Белый домик» был немного немало символом каталонского свободолюбия, попортившего в свое время крови официальному Мадриду. История La Casita Blanca так же уходит своими корнями в начало XX века, когда на улице Боливар, в доме 20, располагался один славный рыбный ресторанчик. На первом этаже его гостям предлагали горячих мидий, а на втором — отдохнуть. Городские хроникеры докладывают, что уже тогда понятие «отдых» в этих стенах включало в себя чуть больше, чем просто возможность сладко вздремнуть после сытного ужина. Ну а в 1912 году, когда ресторан был выкуплен у прежних владельцев одним каталонским семейством, перестроенная

La Casita Blanca приобрела официальный статус мебелированных комнат. Неофициально же это был лучший в Барселоне приют для любовников

La Casita Blanca приобрела официальный статус мебелированных комнат. Неофициально же это был лучший в Барселоне приют для любовников: богато декорированный, состоящий из полусотни номеров, с безупречно накрахмаленными простынями и лабиринтом таинственных коридоров, позволявших гостям приходить и уходить в «Белый домик», оставаясь незамеченными друг для друга. Строгая политика конфиденциальности была главным козырем этого места. Несколько поколений мужей, изменяющих постылым женам с любовницами, в случае с La Casita Blanca получали не только временную крышу над головой, но и верного союзника. Так, например, известно, что среди персонала борделя был специальный человек, который обеспечивал постояльцам мужского пола алиби — мелом на доске он выводил результаты матча, случившегося в этот день в Барселоне. Вроде как, небрежно брошенная фраза «Я пошел с друзьями на футбол» была (а, может быть, и до сих пор остается...) самым популярным среди барселонских изменников способом смыться ненадолго из дома. А вдруг ревнивая жена спросит, с каким счетом «Барса» сегодня выиграла у «Мадрида»..? Но, как уже было замечено, особая ценность La Casita Blanca для истории Барселоны состояла в том, что это место сумело пережить даже приход к власти Франко. Единственная, до рокового 2011 года, черная полоса для «Белого домика» наступила в 1969 году, когда в Мадриде был принят закон о полном закрытии подобного рода заведений. Но в 1975-м он снова открылся и годами давал кров тайным любовникам, как и прежде, не только не требуя у них свидетельств о браке, но даже закрывая глаза на однополые пары.

Необычная Барселона 

Сексуальная революция
Кто осилил «Дневник вора» Жана Жене, безжалостно погружающего читателя на самое дно жизни маргинальных барселонских гомосексуалов, тот, наверное, не удивится, узнав, что самая первая в Испании манифестация в защиту сексуальных меньшинств прошла именно в Барселоне. 26 июня 1977 года около 5 тысяч человек вышли на улицы города с каталонскими флагами и плакатами, на которых было написано «Мое тело принадлежит мне, и я могу делать с ним все, что хочу». Толпа требовала амнистии для попавших под жернова закона товарищей и скандировала «Мы не опасны!». Дойдя до середины Рамблы, колонна натолкнулись на кордон полицейских. По воспоминаниям участников тех событий, вооруженные дубинками служители правопорядка не стали особенно церемониться с ними — манифестация была жестоко разогнана. Но спустя год, в этот же самый день, шествия, подобные барселонскому, прошли сразу в несколько испанских городах, включая Мадрид. Согласно отчету наблюдавшего за процессией корреспондента El Pais, в столице Испании колонну из 7 тысяч человек возглавляла группа трансвеститов с плакатами «Мы люди, а не клоуны». Мадридская полиция вела себя уже гораздо дружелюбнее барселонской, а любопытные прохожие, выстроившееся у тротуаров, приветствовали манифестантов бурными овациями. Спустя еще один год статья за гомосексуализм в испанском УК была отменена - требование, впервые громко прозвучавшее на барселонской Рамбле, подхватила вся страна, и власть, во главе которой на тот момент стоял король Хуан Карлос, уже не могла его не услышать.

Единственное, что осталось от борделя мадам Петит — это чудные витражи, на которых изображены полуобнаженные танцующие женщины в боа из перьев марабу

Необычная Барселона 

Дела на личном фронте
Что нового XXI век внес в жизнь Барселоны? Изменил ли он привычки и нравы ее жителей? И да, и нет... Известно, что единственное, что осталось от борделя мадам Петит — это чудные витражи, на которых изображены полуобнаженные танцующие женщины в боа из перьев марабу. Они хранятся сейчас в запасниках Музея истории Барселоны. Мужчины же, жаждущие острых ощущений, идут в специальные клубы, из которых самым старым, знаменитым и бесстыдным считается «Багдад», расположенный в начале все той же Параллели. Молодым бездомным влюбленным и в голову не придет сетовать на то, что «Белый домик» уже три года как канул в Лету — ведь есть «Палома» и масса ей подобных отелей с комнатами на час, вечно опущенными ставнями и плотными железными дверьми, открывающимися перед парочками строго по звонку. Барселонские геи по-прежнему в июне выходят на улицы, но уже не за тем, чтобы бороться за свои права, а для того, чтобы устроить праздник. Ну а что касается девиц с Авиньо, то вот они, кажется, совсем не изменились, просто разбрелись по другим уголкам старого города, поджидая, если не Пикассо, то хотя бы какого-нибудь самого обычного барселонского гуляку, сказавшего в этот вечер жене: «Я пошел на футбол».