Свет и тени. Барселонская Олимпиада 1992 года

Свет и тени. Барселонская Олимпиада 1992 года | фото: Алексей Анашкин, Юлия Каухова, архив журнала
фото: Алексей Анашкин, Юлия Каухова, архив журнала

Считается, что Олимпиада делит людей на два лагеря - спортсменов и обывателей. Но когда над стадионом зажигается огонь, языческая вера в то, что наши души в этот момент очищаются от скверны, охватывает и тех, и других. Олимпийские игры в Барселоне 1992 года, как и многое в этом мире, существовали на границе света и тени. Поставить новые рекорды тут стремились не только атлеты или пловцы, но и политики. Как же так получилось, что при всем при этом самым главным победителем оказался город?

Летние Олимпийские игры 1992 года начались со слова «Hola!», сложившегося из фигур 800 волонтеров, которые приехали в Барселону со всей Испании. Вынос флагов, король и королева на трибунах, оркестр в смешных леопардовых пиджаках, обжигающая красота лучшей в Испании танцовщицы фламенко Кристины Ойос... Когда зазвучала «Барселона», казалось даже: вот оно, жизнь победила смерть! Фредди Меркьюри, не доживший до июля 92 года, исполнял эту песню на экране, в записи. Ну а факел Олимпийского огня зажег паралимпиец, стрелок из лука Антонио Ребольо: в центре погруженного во тьму стадиона его рука натянула тетиву, крошечный огонек полетел на конце стрелы в самый центр чаши, и все пространство вокруг наполнилось светом. Церемония открытия барселонской Олимпиады до сих пор считается одной из самых впечатляющих за всю историю Игр. Так трогательны были все эти моменты для зрителей, сидевших в тот день на трибунах Монжуика. Но, думается, для одного человека они все же были совершенно особенными. Речь, конечно же, идет о Хуане Антонио Самаранче. Но вернемся на несколько лет назад...

Олимпийские игры в Барселоне

Заметив страсть испанского посла к шикарным вещам, КГБ подловил его на незаконной пересылке антиквариата через границу

За право принять XXV Олимпийские игры на выборах 1986 года соперничали между собой шесть городов. Родившийся в Барселоне Самаранч уже состоял тогда в должности президента Международного олимпийского комитета. Это была, без сомнения, очень яркая фигура. Расчетливая и увлекающаяся. Гедонист и оппортунист, чьей главной страстью был большой спорт, а особым талантом - умение извлекать выгоду из любой ситуации. Провоевав год в армии республиканцев, в 38-м он переметнулся в лагерь франкистов и стал заметным человек при Франко. Во второй половине 60-х каудильо назначил Хуана Антонио президентом Олимпийского комитета Испании и национальным уполномоченным по делам спорта. Когда к власти пришел Хуан Карлос, Самаранч не только сумел остаться на политической арене, но и стал близким другом короля. В 77-м он был направлен полномочным послом Испании в Советский Союз и Монголию. Далее разыгрался целый шпионский роман. Заметив страсть испанского посла к шикарным вещам, КГБ подловил его на незаконной пересылке антиквариата через границу. Под угрозой скандала Самаранч дал согласие на сотрудничество с органами. Но от этого он только выиграл, потому что в 1980 году при поддержке стран Восточного блока, курируемых Москвой, Самаранч был избран председателем МОК. Удивительно, но это вдруг стало спасением для умирающего Олимпийского движения.

Олимпийские игры в Барселоне

С подачи расчетливого испанца Олимпиада была поставлена на коммерческие рельсы. Расходы на организацию Игр, прежде бывшие бременем для принимающей стороны, стали делить между собой все национальные комитеты. Также выяснилось, что за право трансляции соревнований телевизионщики готовы платить неплохие деньги, а крупные международные компании вовсе не против становиться спонсорами. Так мало-помалу Его превосходительство (Самаранч настаивал, чтобы к нему обращались таким образом) стал самым влиятельным человеком в МОК. И именно ему барселонцы обязаны той победой, за которой тогдашний мэр Барселоны Паскуаль Марагаль ездил в Лозанну лично.

Деньги, политические игры, интриги – тот навоз, без которого не может распуститься цветок Олимпийского огня

Олимпийские игры в Барселоне

Деньги, политические игры, интриги – тот навоз, без которого не может распуститься цветок Олимпийского огня. А еще ему нужно время - 6 лет, за которые Барселоне предстояло не только изменить свой внешний вид, но и поработать над имиджем в целом. Решить первую проблему были призваны самые авторитетные и известные архитекторы Каталонии. К примеру, фирма «Боигас, Марторель и Маккей» отвечала за перестройку квартала Новая Икария и возведение в этой зоне Олимпийской деревни. От первоначального замысла - вписать хотя бы часть уже существующих зданий в новый проект застройки — отказались быстро. Финальное решение было кардинальным: все снести и строить заново, вплоть до системы канализации, коммуникаций, железных дорог и парков. Мэрия поддержала смелую идею, и его авторы в итоге получили абсолютно чистое пространство, внутри которого стали расти жилые и спортивные комплексы с современной инфраструктурой. Параллельно архитекторы Федерико Корреа и Альфонсо Мила воплощали в жизнь план «Олимпийское кольцо». Он заключался в реконструкции старых и возведении новых спортивных объектов на горе Монжуик. Там работали аккуратно: стараясь сохранить фасад старого овального стадиона работы Пау Гаргальо и органично вписать в пейзаж новодел японца Арата Исодзаки — Палау Сант-Жорди, крытую спортивную арену, рассчитанную на 17 тысяч зрителей. Стоит однако отметить, что без борьбы приверженцев старого и поборников нового эта «Великая стройка» стоимостью два миллиарда долларов не обошлась. Все шесть лет Барселона не только строила, но и отчаянно дискутировала.

Олимпийские игры в Барселоне

Помимо спортсменов, политиков и строителей, к Олимпиаде готовились люди искусства. Фредди Меркьюри, по просьбе боготворимой им Монстеррат Кабалье, сочинил несколько мелодий. Одна из них стала песней «Барселона» и музыкальном лейтмотивом Открытия Олимпийских игр. Для Церемонии Закрытия Хосе Каррерас и Сара Брайтман подготовили песню Эндрю Ллойда Веббера «Амигос пара сьемпре», то есть «Друзья навсегда». Барселонский соловей до сих пор иногда поет ее на своих концертах, и в этот момент в зале всегда найдется кто-то, кто украдкой смахивает предательскую слезу. А дизайнер Хавьер Морискаль нарисовал Коби — щенка, ставшего талисманом «Олимпиады-92». Это комичный персонаж, нисколько не похожий, как это ему приписывается, на каталонскую овчарку. Но у него есть характер – лукавый, задорный и в то же самое время добродушный. Сначала многие приняли Коби в штыки, но потом, когда им объяснили, что этот персонаж является символом новых веяний, которые переживает сейчас Барселона, щенок полюбился и в общем даже прижился. «Коби расширил нам горизонты восприятия», - улыбаются сейчас барселонцы.

Увидев XXV Олимпиаду, мир как будто заново открыл для себя этот необыкновенный город

Олимпийские игры в Барселоне

После красочного шоу, закрывающего Олимпиаду, щенок Коби улетел в небо на воздушном шаре в форме бумажного кораблика. Мэр Барселоны Паскуаль Марагаль и президент Международного олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч поздравили Барселону и всю Испанию с успешным проведением игр и назвали их лучшими в истории. Пожалуй, они не преувеличивали. Открытие Олимпиады, транслируемое 110 телевизионными камерами, смотрело 2.5 миллиона человек. В соревнованиях приняло участие 169 стран и 9356 спортсменов. Их победы и поражения освещали 11000 журналистов со всего света. А главное - победительницей из этих игр вышел их родной город, которому достались Олимпийская деревня, ставшая одной из самых престижных жилых зон Барселоны, памятные скульптуры, гавань для лодок и элегантных яхт, стадионы, бассейны, спортивные центры, новые пляжи, парки, а еще … туристы. Увидев XXV Олимпиаду, мир как будто заново открыл для себя этот необыкновенный город. «К нам стали относиться по-другому – говорят каталонцы. - Раньше люди знали, в основном, Мадрид, а теперь все едут смотреть Барселону». «Ну да, – немного обижаются на них испанцы. – А вы забыли, как вся страна работала на эту Олимпиаду?». Впрочем, их спор — это уже совсем другая история...