Золотая рыбка Фрэнка Гери

История появления необычной скульптуры в порту

Золотая рыбка Фрэнка Гери | фото: Юлия Каухова
фото: Юлия Каухова

Гигантская золотая рыбина размером с хорошего кита появилась в Порт Олимпик в 1992 году, аккурат к началу Олимпиады. Peix — ласково зовут ее каталонцы, Pez de oro — называют испанцы. А она все смотрит на море, словно хочет туда вернуться

Сейчас не поверишь, но когда-то здесь, в Соморростро, царили нищета и жуткая антисанитария. Бараки, в которых жили рыбаки и цыгане, разрушали то наводнения, то чиновники. Народ местный был упрямый и не ленился снова и снова отстраивать свои лачуги из досок и прочих незатейливых, найденных прямо на берегу материалов. Бараки сильно мозолили глаза диктатору всея Испании Франко. В 66-м, во время одного из его визитов в Барселону, городские власти, скрепя сердце, зачистили этот район, чтобы начать возводить на его месте прекрасное будущее.

Золотая рыбка в Олимпийском порту

Конечно, рыбка появилась здесь не первой, но она гармонично завершила образ «новой сверкающей Барселоны». Ее создатель - канадский архитектор Фрэнк Гери. На самом деле его зовут Фрэнк Оуэнн Гольдберг, он из семьи польских евреев и знаменит, конечно, не одной лишь Peix. До нее Гери построил Музей Гуггенхайма в Бильбао, Концертный зал Диснея в Калифорнии и знаменитый «Танцующий дом» в Праге. Но почему в Барселоне он решил сделать именно рыбу?

Peix окончательно превратилась в один из символов Барселоны и периодически даже мелькает в кино

Фрэнк Гери

Вообще-то по хордовым Фрэнк Гери сходит с ума давно, и помимо этой, огромной, на его счету довольно много других, пусть и менее масштабных рыбешек. Интерес к ним имеет свою подоплеку. В самый расцвет пост-модернизма, в середине 80-х, модные архитекторы обратились к традициям строительства древнегреческих храмов. Переделывать прошлое было в тренде, и Фрэнка это жутко раздражало. «Что вы зациклились на греках? - ворчал он. - Если хотите совсем вернуться в прошлое, так почему бы, черт побери, вам не вернуться на триста миллионов лет назад, когда людей еще не было, а были рыбы!». Прислушался тогда кто-то к его совету или нет — доподлинно неизвестно. Важно другое — канадец принялся рисовать рыб сам, и все вдруг поняли: что-то в этом действительно есть...

Впрочем, если постараться, то у любви Гери к рыбам можно отыскать и более глубокие корни. «В Торонто, когда я был совсем ребенком, - вспоминает он, - мы с бабушкой ходили по четвергам на рынок, чтобы купить рыбу для гефилте-фиш (традиционное еврейское блюдо — прим. ред.). Бабушка покупала живого карпа, наполняла ванну водой и отпускала его туда. Большой черный карп, почти в метр длиной, с которым я мог поиграть. Я стоял и смотрел, как он поворачивается и изгибается, как он грациозен… А потом бабушка убивала его и делала фаршированную рыбу, это всегда было грустно и противно». Намного позже в Японии, наблюдая за другим карпом, резвящимся в воде маленького пруда, Фрэнк Гери снова отметит для себя красоту, элегантность и даже некоторую архитектурность рыбы и станет пробовать воплотить эту холодную, но живую плоть в металле, стекле и камне. 

Фрэнк Гери

 

Как добраться:

Peix

Carrer de Ramon Trias Fargas, 2

 

Сейчас Гери 84 года, он по-прежнему создает рыбок – скульптуры и лампы, обещает, что новый музей Гуггенхайма в Абу Даби и мемориал Эйзенхауэра в Вашингтоне тоже будут «рыбными». Что касается его Peix, то она окончательно превратилась в один из символов Барселоны и периодически даже мелькает в кино. В последний раз - в «Бьютифуле» Алехандро Иньярриту.