Барселонета на вкус, на цвет, на запах

Прогулка по приморскому району Барселоны

Барселонета на вкус, на цвет, на запах |

Когда самолет идет на посадку, первое, что видишь, прильнув щекой к иллюминатору, это ее — Барселонету. На русский лад — Барселоночку. Треугольник, верхняя точка которого — это одноименная станция метро, вонзающаяся в район Рибера, две нижние — акулий плавник отеля W и Порт Олимпик. Форма его настолько правильная, что будь на нашем месте Пифагор, он непременно бы захлопал в ладоши

Если рейс дневной, смотришь, насколько заполнен пляж, радуешься морю и предвкушаешь, как кинешь в гостинице чемодан и сам окажешься там — на Пасео Маритимо, одном из самых воздушных променадов Барселоны. Тут красуются аккуратные пальмы, манят своей тенью пляжные кафе, а бесконечные роллеры, серферы, скейтеры заставляют вспомнить еще один школьный урок — посвященный броуновскому движению. 

Барселонета

Верите, нет, но шесть столетий назад эти места были девственным пустырем, у берегов которого плескались непуганые ставриды и дорады. Порт начали строить в XV веке. В XVIII-м он стал местом обитания рыбацких семей, ютящихся в жалких, продуваемых всеми ветрами лачугах. Проект «треугольника» принадлежал Йорису Просперу ван Вербуму — голландскому военному инженеру, служившему Филиппу V — тому самому испанскому королю, что разгромил зажиточную Риберу и оставил одних ее жителей без головы, а других без крыши. Его Величество одобрил план нового района, где 15 улиц пересекались под прямым углом с 9 улицами, шедшими параллельно побережью, но воплощать его в жизнь спешить не стал. Первый камень Барселонеты был заложен зимой 1753 года. Вербум, как и сам Филипп, к тому моменту уже покинули этот мир, и руководить строительством были назначены другие верные Мадриду люди - Хуан Мартин де Серменьо и Франсиско Передес. Филипп был зол на каталонцев, предавших его в Войне за испанское наследство.

Не увидев вызывающие приступы клаустрофобии уголки, вы вряд ли получите полное представление о Барселонете

Чтобы не давать им соблазн снова затеять что-то «дурное», на треугольник Барселонеты он негласно завещал навести пушки Цитадели — зловещего замка, построенного на месте снесенных домов Риберы. Высота зданий района, не превышающая двух этажей, должна была соответствовать ширине улиц. Эта военно-геометрическая уловка позволяла в два счета погасить любое восстание, вспыхни оно у моря. Новоселы об этом конечно знали, и им ничего не оставалось, кроме как смириться и начать обживать свои новые жилища. Свернув с бульвара Хуан де Бурбон в любой приглянувшийся переулок, вы без труда найдете приметы тех давних времен. На железных решетках поверх дверей-арок часто обозначен год постройки — например, 1843 или 1877. Правда, из самых первых домов в оригинальном виде сохранился только один — Дом Порро, Casa del Porró, на улице Сант Карлес. Тщательно отреставрированный, он является таким же обязательным объектом интереса для неленивых туристов, как церковь Сан-Мигель-дель-Порт на Площади Барселонеты — ее возводить начали вместе с закладкой того самого камня.

Барселонета
Присмотритесь - фасад первых этажей других старых зданий сильно отличается от той их части, что уходит в небо. Получив со временем послабление, обитатели Барселонеты начали ломать идеальную геометрию своих улиц за счет надстроек. Но и это не спасало: рыбацкие семьи разрастались быстро, и чтобы скрыть от старших поколений момент зачинания младших, требовались все новые и новые квадратные метры. Нынешние старики с Барселонеты застали ту эпоху детьми — они еще помнят запах просоленной отцовской одежды и материнские молитвы, обращенные к Святой Деве Кармен, покровительнице местных мужчин-рыболовов. Говорят, времена были сложные, но яркие. О них интересно рассказывает в своей книге «Crónicas de L'Òstia. Barceloneta 1949-1992» фотограф Висенс Форнер. Если дружите с испанским — прочтите непременно. Также рекомендуем не пройти мимо подъезда со случайно открытой дверью. Внутри вы увидите страшно узкую лестницу, резко уходящую вверх. Столп солнечного света с крыши растворяется уже на верхних ее пролетах, как будто не решаясь спуститься ниже — туда, где всегда темно и пахнет старостью. Жутковато — да, но не увидев эти вызывающие приступы клаустрофобии уголки, вы вряд ли получите полное представление о районе, который упомянутый выше Форнер на своих страницах называет «городом без закона».

Барселонета

Жить у моря считается неудобно и непрестижно, и люди побогаче предпочитают селиться ближе к горам

Покупать квартиры в Барселонете коренные барселонцы не стремятся. У них своя «геополитика», которая будет мало понятна истосковавшемуся по aqua marina москвичу или киевлянину. Жить у моря считается неудобно и непрестижно, и люди побогаче предпочитают селиться ближе к горам, в верхней части города. Кто же тогда обитает в этих домах, украшенных львиными мордами, ракушками и сиренами? Старики, их взрослые непутевые дети, студенты-иностранцы, пакистанцы, неприхотливые путешественники со всего мира, предпочитающие маленькие квартирки гостиницам. Ну и привидения. Какой старый район обойдется без них! Прислушайтесь, не они ли это сейчас подвывают ветру, который гуляет между улицами Соль и Атлантида, раскачивая флажки-предвестники очередной районной фиесты.

Барселонета
Но вернемся на Хуан де Бурбон. Летом этот бульвар по своей загруженности лишь немногим уступает Рамбле. Зевак развлекают музыканты и циркачи. На прилавках рынка, разбитого на фоне Старого порта, идет бойкая торговля колбасами и медом. В воздухе витает запах паэльи и жареной рыбы. О, этот запах! Если бы барселонские кошки могли выбирать, где им жить, нет никаких сомнений, что все бы они прописались где-нибудь рядом с его источником — ресторанами, занимающими первые этажи бульвара. За каждым из этих мест — длинная история. Взять, к примеру, La puda Can Manel, на стульях которого красуется цифра 1870. Это год, в котором прапрадед нынешних владельцев ресторана поднес меню своим первым клиентам. Солидный возраст заведения чувствуется и в дикой живописи на стенах, и в старомодной манере сервировать столы, и в лицах официантах. Блюда здесь щедрые, но по цене явно рассчитаны на туристов, которых пугают тесные, сомнительного вида ресторанчики в глубине района. Между тем, за аутентичной кухней Барселонеты идти нужно именно туда, во все эти «Ля бомбеты» и «Морские коньки», где за завтраком из мясной бомбы, жареной трески и рюмочки-другой вермута, потомки рыбаков ругают правительство и обсуждают последние новости из жизни соседей.

На Пасео Маритим выходят гулять влюбленные, немолодые американки украдкой любуются молодыми, красивыми барселонскими серферами

Барселонета

Перекусив, направляемся к морю. Береговая линия Барселонеты вмещает в себя несколько пляжей. Самый первый — Sant Sebastià, где никто не посмотрит на вас с укором, приди вам в голову идея снять плавки. Следом идут Sant Miquel и Barceloneta, на которых в пик сезона добраться до воды, не наступив на чью-нибудь обожженную солнцем спину, та еще задачка. Важные достопримечательности этой зоны - дом-инсталляция из кубиков, нарочито неровно поставленных немкой Ребеккой Хорн, и мрачные каменные фигуры, заключенные испанцем Хуаном Муньосом внутрь решетчатого павильона. Выучившие наизусть биографию Гауди туристы об этих арт-объектах как правило знают ничтожно мало, и, проходя мимо, неизменно вопрошают друг друга: «А это что за фигня такая?». Отвечаем: «Раненая звезда» и «Комната, где всегда идет дождь». Ну а широкая, ведущая к Золотой рыбке дорога — это тот самый Пасео Маритим, который вы смогли различить еще в полете. Сюда выходят гулять влюбленные, здесь сжигают калории спортсмены-любители, отсюда немолодые американки украдкой любуются молодыми, красивыми барселонскими серферами. Здесь наконец стоите вы — как еще совсем недавно мечталось. Наслаждайтесь!