Вилла Олимпика: О дивный новый мир

Прошлое и настоящее Олимпийской деревни

Вилла Олимпика: О дивный новый мир | фото: Юлия Каухова
фото: Юлия Каухова

Знакомство с «Олимпийской деревней» почти неизбежно начинается с небоскребов. Первый - один из самых дорогих отелей города, в лифте которого запросто можно наступить на ногу арабскому шейху, второй — офисная резиденция ведущих испанских компаний. Под башнями тянется приморский променад с его бесконечными туристами, влюбленными и спортсменами. Здесь же качаются на волнах белые яхты. Оставив их за спиной, идем открывать для себя первый в Барселоне приморский район, построенный современными архитекторами. Город-сад, обязанный своим появлением Олимпиаде 1992 года

За бетонной стеной
Трудно поверить, но меньше полувека назад морская столица Испании, кроме промышленного порта, других выходов к морю практически не имела. Там, где сейчас белеют зонтики прибрежных ресторанов, сверкает чешуей Золотая рыбка и горят огни дискотек, высился мрачного вида бетонный забор, защищающий район от приливов. Говорят, единственным возможным способом полюбоваться барашками волн в этих местах было забраться на крышу какой-нибудь из здешних фабрик. В глубине эта барселонская окраина представляла собой сплошное нагромождение заводов, ремонтных мастерских и складов. За ними бежала железная дорога. За ней неприступной громадой стоял тот самый забор, в который билось непокорное море. До обидного близкое, но без единого к нему выхода. Освоить эту часть города и открыть, наконец, выход к главному его достоянию, пытались еще в 70-х. Мэрии был предложен план «Побережья вокруг Барселоны», согласно которому все пространство от Кастельдефельса до Монтгата, являющее собой вместе с портом одну большую промзону, должно было быть зачищено, переделано и обустроено. Денег на такую масштабную акцию не нашлось, план осел в пыльных архивах, так и оставшись нереализованным. Нужна была идея, стимул, толчок, который бы спровоцировал приток инвестиций и начало строительства.

Олимпийская деревня — абсолютно новый дивный мир, совершенно не похожий ни на пропахший историей Готический квартал

Вилла Олимпика
На старт, внимание, марш!
И стимул этот в один прекрасный момент появился. В 1986 году, в Лозанне, когда на выборах столицы XXV Олимпийских игр, прозвучало слово «Барселона», перед городом со всеми его жителями словно распахнулась дверь в новую эпоху. И одной из важных примет этого времени должна была стать Олимпийская деревня — абсолютно новый дивный мир, совершенно не похожий ни на пропахший историей Готический квартал, ни на оккупированный чумазой беднотой Раваль, ни даже на сравнительно недавно построенный буржуазно-правильный Эщампле. Лозунгом архитекторов, разработавших один из самых амбициозных градостроительных проектов ХХ века, стала фраза «Барселона, обращенная к морю». Воплощать его в жизнь начали с зачистки зоны, непосредственно примыкающей к морю. Так, например, железная дорога, в народе называемая «французской», была разобрана, а ее рельсы и шпалы стали монументом, протянувшимся по длинному отрезку Авенида Икария — главной улицы района. Там, где бежали поезда, побежали автомобили — по Ронда Литораль, ныне одной из ключевых магистралей Барселоны, частично скрытой в подземном туннеле. Стена, отделявшая море от города и спасавшая его от затоплений, была снесена. Уровень прибрежного променада искусственно поднят, а вдоль него проложены широкие пляжи из песка, завезенного из самой Африки. Как вишенка на торте, на месте цыганских и рыбацких бараков Соморростро, возвысились два небоскреба, у подножья которых сейчас находятся едва ли не все ночные клубы города и Олимпийский порт, где ныне свои плавсредства размещают уже совсем не имеющие отношения к олимпийскому движению горожане.

«Барселона — это единственный город в мире, где можно установить памятник заднице!»

Вилла Олимпика
Жилищный вопрос
Генеральная уборка берега не решала проблему промзоны и вопрос жилья для спортсменов-участников неумолимо приближающихся Олимпийских игр. Для решения судьбы старых строений была создана комиссия во главе с известным историком Франсеском Каррерасом Кандисом и архитектором Хавьером Гуэлем. Не без их помощи часть зданий была тщательно измерена, скопирована и запротоколирована. Отдельные детали, являющие собой историческую или художественную ценность, упакованы и отправлены в хранилища. Все это был сделано за тем, чтобы дать возможность потомкам восстановить с точностью до сантиметра тот или иной экземпляр промышленной архитектуры, если у них вдруг возникнет такое желание. И только после этого авторы проекта - фирма «Боигас, Марторель и Маккей» - получили абсолютно чистое пространство для постройки престижного жилого района с современной инфраструктурой. Дома Виллы Олимпики изначально строились со всеми удобствами: отопление, паркет и улучшенная планировка. Улицам давали названия городов, отправлявших в Испанию своих спортсменов за золотыми медалями. Непривычным здесь было все: широкие парки с искусственными водными каналами, многоэтажки красного кирпича, спрятанные внутри квартала таунхаусы и палисадники. А главное, здесь было пространство! Невиданная роскошь для жителей старой Барселоны, привыкшей, что окна соседей часто находятся на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Позволить купить себе здесь квартиру могли только очень обеспеченные люди. В этом смысле закрепившееся на уровне чиновников название района— Новая Икария - звучит, скорее, как насмешка. Ведь так называлась обитавшая в этих местах в XIX веке социалистическая коммуна - утопическое и не долго просуществовавшее объединение пролетариев и философов.

Вилла Олимпика
Современная история
Некоторые туристы, решив открыть для себя этот район, попадают в него со стороны Зоопарка. Практически тут же они оказываются в парке Карлоса Первого и там, среди гималайских кипарисов, обнаруживают нечто, что заставляет даже самых ленивых достать фотоаппарат из сумки. Шестиметровая скульптура под названием «Culo», что в переводе на русский обозначает место чуть ниже пояса. Создана она была каталонцем Эдуардо Уркуло и посвящена тогдашнему президенту Олимпийского холдинга Сантьяго Ролдану. Чем последний не угодил скульптору, остается только догадываться... Еще интересно, что провокацию местные жители приняли на ура, после чего автор радостно провозгласил: «Барселона — это единственный город в мире, где можно установить памятник заднице!». Идем дальше — туда, где уже начинаются жилые кварталы. Спрятанные среди многоэтажек блоки с частными коттеджами оглядеть можно минут за пятнадцать. Предупреждаем сразу, здесь будет интересно разве что любителям подсмотреть за чужим бытом. А вот неспешно прогуляться по Авенида Икария имеет смысл — чтобы, например, увидеть своими глазами исторические рельсы.

На Площади чемпионов вмурованы в асфальт медные плиты с отпечатками рук и ног прославленных спортсменов

Пройдя один квартал в сторону моря, вы окажетесь в парке «Новая Икария». Там на Площади чемпионов вмурованы в асфальт медные плиты с отпечатками рук и ног прославленных спортсменов. У этих плит своя история. В 2008-м местные бездомные умудрились похитить их, чтобы сдать на переплавку — медь на черном рынке ценится очень высоко. Доблестная барселонская полиция нашла склад, где была спрятана ценная для города вещь, и арестовала воров. Спасенные плиты частично были отправлены в Олимпийский музей на Монжуике, частично вмурованы обратно, уже с подстраховкой в виде бетонных рам, опоясывающих медные бляхи. Коснувшись хоть и современной, но все-таки истории, смело возвращайтесь в настоящее - к подножию башен-гигантов, где все располагает к хорошему завершению вечера: казино, ночные клубы, рестораны и тот самый променад, который, заменив собой бетонную стену, соединил Барселону с одним из ее главных сокровищ - морем.

По следам местных

Арина Буторина
На Виллу Олимпику я переехала весной. Произошло это не по моей инициативе и, если честно, поначалу я была не в восторге. Прежде я жила на площади Уркинаона, в двух шагах от «Эль Корт Инглеса», и новый район мне казался далеким, всеми забытым. Скептический настрой исчез быстро. Был май, уже во всю можно было валяться на пляже, вдыхая соленый воздух моря и запуская пальцы в теплый песок. Мой дом находится на первой линии, прямо напротив башен-близнецов. Из одних окон открывается вид на порт, из других - на город и Тибидабо. Ресторанов в округе, конечно, не так много, как в центре, но зато и цены в них радуют больше. Мои любимые - итальянский IL Corsaro и Rembrandt, где можно отведать блюда разных стран мира. Цена за бизнес-ланчи там не выше 10 евро. С магазинами тоже все в порядке: за продуктами я отправляюсь, как правильная каталонская бабушка - с тележкой. В супермаркете Consum на 50 евро умудряюсь купить еды, которой мне хватает на всю неделю. Очень рекомендую вам заглянуть в Зоопарк, который стоит на границе Олимпийской деревни и Борна, и в горячо мной любимый кинотеатр Icaria 3D. Меня просто никогда не прельщало смотреть на Анжелину Джоли, воркующую на испанском, а здесь все фильмы идут как раз на языке оригинала.