Раваль. Святой и грешный

История самого маргинального района Барселоны

Раваль. Святой и грешный |

Здесь нашли себе дом люди самых разных вероисповеданий, культур, национальностей и рода занятий. Раваль — центральный район Барселоны, где щербатая улыбка истории ослепляет прохожего почти на каждом углу. Чтобы лучше сегодня понять эти улицы и живущих на них людей — мы отправимся в их прошлое, в котором нашлось место и святости и греху, и славе и позору, и счастью и несчастьям

Город монастырей
Променад Рамблы, охраняемой бронзовым котом работы Фернандо Ботеро. Ровный камень оккупированной скейтерами площадки перед музеем MACBA. Жужжащая сотней голосов Риера Альта с ее кафе и барами в каждом доме. Гуляя по Равалю сегодня, трудно поверить, что на карте средневековой Барселоны это место выглядело большим зеленым пятном, испещренным венами рек и отмеченным то тут, то там святыми крестами. Начиная с диких, почти бородатых времен и вплоть до XVIII века, Раваль был духовным центром Барселоны, даже куда более значимым, чем соседний Барио Готико. Картография района, как уже было замечено, отличалась предельной простотой — немногочисленные пыльные дороги, ведущие со стороны гор к морю, и множество пересекающих их вдоль и поперек мелких речушек. Остальное пространство было занято под огороды, монастыри, церкви и разного рода богоугодные заведения, вроде домов милосердия или монашеских больниц. Практически все религиозные братства, занимавшиеся тогда спасением своих и чужих душ, предпочитали селиться тут. Высокая городская стена, окружавшая Раваль почти по периметру, делала его своеобразным «городом в городе». «Город монастырей» - так тогда его называли.

Из христианского островка Раваль превратился в официально признанную сточную яму Барселоны

Раваль

Во все тяжкие
В начале XVIII века район качнуло в прямо противоположную от святости сторону — из христианского островка Раваль превратился в официально признанную сточную яму Барселоны. Вдоль улицы Таллерс была возведена дополнительная стена, перекрывшая единственное место, где квартал соединялся с городом, и всякий, считающий себя приличным человеком, забыл сюда дорогу. В районе появились первые публичные дома, а вместе с ними начались вспышки эпидемий холеры и чахотки. На месте зеленых огородов стали появляться городские лепрозории, вдоль окружных стен выросли мрачные тюрьмы, монастырские больницы перепрофилировались в хосписы и госпитали для бездомных. Словно тараканы, привлеченные запахом отходов, в Раваль со всей Каталонии потянулись подозрительные типы с криминальными замашками и подпорченной репутацией. По рассказам случайно забредших сюда выходцев из Риберы (которые, отчего-то, особенно активно тогда противостояли Равалю), район представлял из себя крайне неприятное зрелище: «Черные, неосвещенные улицы, смрад и вечная боязнь быть ограбленным».

Раваль
И днем, и ночью кипит работа
Но все поменялось довольно быстро. Уже в середине XVIII века, после того, как власти ввели мораторий на ввоз текстиля из-за границы. Их целью было поднять собственное производство, и среди тех, кто на себе лично почувствовал благотворное действие нового закона, был и Раваль — район начали превращать в индустриальный город, под небом которого были построены десятки фабрик, сотни цехов и тысячи новых квартир для семей рабочих. Криминальный контингент сменился на пролетарский. Жить стало лучше, жить стало веселее. Правда не намного — улицы все равно утопали в грязи, в которой играли чумазые дети. Всюду бегали крысы, а местные таверны каждый вечер наполнялись желающими пропустить рюмочку после тяжелой смены. В те годы Раваль побил специфический рекорд — его признали самым густонаселенным кварталом Средиземноморья. Люди ели-пили, любили-ненавидели, радовались-страдали, размножались-умирали буквально на головах друг у друга, деля тесные квартирки сразу на несколько семей. Фоном для всего этого по-прежнему служили силуэты церковных башен и фабричных труб. Интересно, что думал Бог, глядя с высоты небес на этот большой, сумасшедший муравейник?

Буржуазная Барселона не желала, чтобы ее дети росли в тени убогих домов и играли с помойными кошками

Раваль

Гигиенический план
Возможно, в какой-то момент он подумал, что пора это безобразие наконец прекращать, и именно с этой целью отправил на святую, и грешную барселонскую землю человека по имени Идельфонс Серда. Инженер Серда, разработавший новый план города, и спас его, и нанес ему непоправимый урон. Новая, буржуазная Барселона не желала, чтобы ее дети росли в тени убогих домов и играли с помойными кошками. Она желала им другого будущего - с широкими улицами и бульварами, кафе и театрами, чистыми пансионами и гостиницами, где будет не стыдно кинуть чемодан приехавшему из благолепной провинции каталонцу или любому приличному иностранцу. Не найдя для реализации этой глобальной мечты свободного места, Серда с благословения барселонских властей решил провести «гигиеническую зачистку Раваля». Обидно, что сносились не только трущобы, но и исторически важные здания. Чтобы построить общественные рынки (Бокерия), публичные театры (Лисеу) и школы не жалели даже монастырей. Так, например, на месте одной из главных святынь Раваля, монастыря Карме, появился квартал «Равальский Эщампле», с улицами Доктор Доу и Пинтор Фортунь. Вместо аббатства Сан-Антони и прилегающего к нему госпиталя выросла районная школа. Многие из тех монастырских и церковных зданий, что чудом уцелели, были переоборудованы в помещения администрации и отделения полиции. Равалю усиленно придавался благоустроенный вид.

Раваль

Страшная арифметика
Противоречивый и сложный для всей планеты XX век по Равалю прошелся бомбами Гражданской войны, новой волной проституции, притоком рабочих мигрантов. Но главный переломный момент произошел в начале 70-х годов - когда население района всего за несколько лет сократилось с рекордных 125 000 человек до 35 000. Причиной этой ужасающей арифметики стал героиновый бум, обрушившийся на только-только упорядочившийся квартал. Ситуация достигла критической точки, когда торговцы наркотиками перестали бояться дневного света и открыто вышли на улицы менять дозы на песеты, а наркоманы стали доставать шприцы на глазах у прохожих. Криминальная обстановка достигла предела, и даже полицейские лишний раз не приезжали по вызову в этот квартал, по иронии судьбы расположенный через Рамблу от зданий Администрации. Все более-менее приличные или просто благоразумные жители Раваля, опасаясь за жизнь и здоровье своих детей, спешно переезжали, оставляя пустыми квартиры и закрытыми магазины.

Новая эпоха в истории Раваля — космполитичная, толерантная, творческая

Раваль

Новый город
Чтоб сигналы о криминальном беспределе в самом центре города перелетели через Рамблу и дошли до ушей глуховатых чиновников, понадобилось примерно десятилетие. Когда это наконец случилось, озабоченные масштабом проблемы власти приняли решение о новой зачистке квартала. Спустя ровно столетие после предыдущей. На обустройство улиц и зданий были выделены огромные суммы денег. Для того, чтобы вернуть добропорядочных барселонцев в квартал, сюда перенесли несколько факультетов Университета Барселоны. Открылись десятки публичных библиотек и муниципальных клубов. Были построены MACBA и СССВ — Музей современного искусства и Современный культурный центр. В поддержку мелких предпринимателей были выделены дотации на возобновление работы частных магазинов и предприятий. Разбили скверы, поменяли фонари и в довершение открыли собственный центральный бульвар Рамбла Раваль, как альтернативу всем известного. Все это помогло дать старт новой эпохе в истории Раваля — космполитичной, толерантной, творческой. И как все-таки здорово, что она продолжается до сих пор.

По следам местных

Айгуля Кантюкова
Я прожила в Равале больше трех лет, и, несмотря на то, что теперь живу в другом месте, все равно воспринимаю его, как родной район, где все близко и знакомо. Здесь приятно жить, ощущаешь себя в эпицентре всех событий. Приятно пройтись вечером по улице Карме и купить восточных сладостей к чаю, которых вы не найдете больше нигде в Барселоне. Хорошо зайти в один из баров на Рамбла Раваль, чтобы выпить холодный коктейль на одной из террас. Хотя, мой любимый бар - El Tres Tombs, не только потому, что там работает мой парень, но и потому что в нем ощущаешь себя действительно местным, среди всех его посетителей, давно ставших хорошими знакомыми. А еще, я очень люблю улицу Riera Baixa, на которой можно потеряться на весь день среди потрясающих винтажных магазинов. Даже если ничего не купишь, приятные эмоции гарантированы - каждая вещь несет в себе историю прошлых лет.